"Я служил на Кавказе" - рассказ Павла Старова

ВСТУПЛЕНИЕ.
 

      Ульяновск  декабрь  1995  год.  Грёбанная  эпидемия  гриппа
покосила  добрую  половину  нашей  сводной  роты, которая
валялась на  своих  койках,  ни   хрена  не  делая  и  ссала  в  по-
толок   от  скуки.  Вторая - же,  здоровая, которую  трудно  было   назвать здоровой, потому  что,  грипп  переносила  на  ногах и тя-
нула  на  себе   нелёгкую  лямку  нарядов. (Это  были внутренний и
внешний караул, суточный и кухонный  наряд, а  также  наряд  по КПП, дежурный по  штабу и  посыльный дежурного по части). Эту
половину в основном составляли «молодые» и «черпаки» из  разряда  не  блатных. Лежащими «больными» были  дембеля,  деды  и «шерстяные»  черпаки-даги.
    Тут, ещё, как  по  заказу, прорвало  трубу  центрального  ото-
пления  под  плацем, поэтому  все  здания  в  части  остались  без
отопления.  Хорошее  дельце,  просто  охеренное!  Намёрзнешься
на  вышке  за два часа, приходишь  в  караулку, а  там  чуть  выше
0 градусов. Спать  приходилось  одетыми  под  одеялом  укрыв-шись  бушлатом  или  матрацем.
    Так  прошло  до  конца  декабря. В  качестве  подарка  на  Новый
Год, нам  отремонтировали  отопление. И-то  слава  Вотану!
    В  Новогоднюю  ночь  все  напились  и развлекались,  как  обыч-
но, т.е. деды  били  морды  черпакам, черпаки-молодым.  Но  ког-
да  под  утро  бухое  черпачьё,  вновь подняло  нас,  молодых  и
приказало  принять  упор  лёжа, трое  молодых  залупилось  на  них.
мол, а не  пошли-ка  вы  добры  молодцы  во  пизду!!!  Этими молодыми   были  Серёга  Маковский, Славян  Смирнов  и  я.
Деды, увидав  и  услыхав  такую  залупу, дали  по  мордам  черпакам, за  то, что распустили  нас, молодых. Черпаки  хотели  
нас  за  это  отметелить, но  деды  их  тормознули, сказав, что  кто                                               
не побоялся  залупиться  пусть  идут  спать, а  остальные  опиздярились  ( и  я  считаю  это  справедливым, не  фиг  было  бздеть,  как баранам, а  надо  было  залупиться  на  это  черпачьё,  да  ёбальники  им  расквасить!).
                                                                                                                                      
                         ДО  СВИДАНИЯ  УЛЬЯНОВСК.

    Первого  января  по  территории  части  бродили  одинокие приз-
раки- больные  с  бодуна  солдаты  и  прапора  с  офицерами.
     Второго  числа, на  утреннем  разводе  было  объявлено, что
из  оставшегося  личного  состава  отберут  двенадцать  человек
на  экипажи  БТР, а  также  по четыре  человека  в  спецназ  и  в
сапёрную  роту, для  отправки  в  вновь  создающююся  101-ю
бригаду  особого  назначения,  которая  будет  дислоцироваться
постоянно  на  территории  Чеченской  Республике. В принципе, для многих это была не новость, так как слухи об этом ходили во Внутренних Войсках ещё с декабря, с начала среди офицеров, а потом и среди солдат, мол создаётся бригада камикадзе. И вот эта новость подтвердилась.
     Эта  новость  повергла   многих  в  уныние, а некоторых  и  в  шок. Ну, а у  некоторых  товарищей  зольдатен,  появилась  реаль- ная надежда  слинять  из  части  и  это  были  я, Серёга Маковский,
Cлавян  и  ещё одного залётчика Серёги  Прытких.  Т .к.  мы  были  постоянными   залётчиками  и   состояли  в   чёрном   списке  у
ротного,   да  и  после    последней  залупы,  многие  черпаки   гото- вы   были   нас  в  асфальт  закатать! Мы уцепились  за  эту инфор- мацию, как  бультерьеры  и  после  обеда  пошли  к  начальнику  штаба  и  заявили,  что мы  есть  добровольцы  на  экипажи  БТРов.
     Выслушав  нас,  нач.штаба  спросил  наши  фамилии,  услышав  их  и  посмотрев  свои  бумажки,  он   заржал:
    -Поздравляю,  хлопцы, вы  и  так  все   уже   в  списке.   В  эту  команду  отбирают  только  самых  крутых  залётчиков,  вы одни
из  них. 3-го  числа  начнутся  тренировки  вашей  команды  марш
-броски, полигон  и  прочее. Ещё  раз  поздравляю, ХЕ-ХЕ- ХЕ!
  -СПАСИБО, Товарищ  подполковник. Разрешите  идти?
  -Пиздуйте,  смертнички!!!  Удачи  вам!!!
  Смертниками,нач.штаба назвал нас не просто так, при попадании
снаряда в  БТР наводчику трудней всего выбратся из горящей ма- шины  и  он  сгорает,  как  правило, живьём  И  действительно, с третьего  января  началось  дрочево,  каждый  день  полигон  и
стрельбы, а после полигона  тренинги  по  различным  военным                                                           
дисциплинам  и  так всю неделю, с раннего утра и до отбоя, иногда и без перерыва на обед,  вплоть  до  9.01.96.                                                     

   Десятого  утром, пока  все  спали,  мы  взяли  вещ.мешки, получи-
ли  на  складе  сух.паёк  и  поехали  на  автовокзал,  чтобы  сесть
на  автобус  до  Пензы,  где  должно  было  проходить  формирова- ние  нашего  нового  батальона.                                                
     И  вот,  мы  уже  в  автобусе.  Прощай  Ульяновск,  который  дал
мне  новых  друзей, а  так - же  дал  хлебнуть  лиха.  Здравствуй  не-                                               
известность - Вперёд  на  амбразуры!!!
                                                                                                                                                           
                                    ЗДРАВСТВУЙ  ПЕНЗА.                                                                             
                                                                                             
     Проезжая  Сызрань, мы  обменяли  сух.паёк  на  водку,  так  что
в  Пензу  мы  прибыли   кривые, как  турецкие  ятаганы,  за  что  и
огреблись  от  коменданта  автовокзала,  но  когда  он  узнал  куда
мы  едем,  он,  тут  же  сменил  гнев  на  милость, посмотрел на нас с такой тоской и сочуствием, напоил  крепким чаем  и  посадил  на
автобус,  который  и  довёз  нас  до  части.
     В  части  нас  не  встречали  с  оркестром  и  цветами,  и  даже
не  удосужились  покормить  ужином,  поэтому  мы  допили  за-
ныканный  запас  спиртного ( примерно  2  литра  водяры)  и  до-
жевали  остатки  сух.пая.
     Весь  следующий  день  мы  заполняли  новенькие  и  чистые
бланки  личных  дел, а  старые,  торжественно, сожгли  в  мусор-
ном  баке,  на  хоз.дворе.  Таким  образом,  из  злостных  залётчи-
ков  мы  превратились  в  отличников  боевой  и  политической
подготовки,  с  кучей  благодарностей  и  поощрений.  В  течении
всего  дня  прибывали  такие  же  залётчики  со  всего  Приволжс-
кого  округа  Внутренних  Войск.  Мы  ходили  среди  них   искали
земляков  и  знакомились  с  остальными  прибывшими.
    Через  пару  дней, всю  нашу  банду  раскидали  по  ротам. 2/3
вновь прибывших  осталось  тут-же,  а  1/3,  где  оказалась  наша  тройка  ( Славка, Серёга  Прытких  и  я),  да  ещё  пара-тройка  бал-
бесов  из  Ульяновского  полка,  была  переброшена  в  отдельную
роту,  которая  дислоцировалась  на  окраине  Пензы, недалеко  от
аэропорта  «Северный». (Как  я, про  себя,  успел  отметить, почти
в  каждом  городе  бывшего  Советского  Союза, часто  можно                                                   
встретить  аэропорт  под  названием  «Северный» ).
    В  первую  же  ночь  мы  познакомились  с  гостеприимством местных обитателей  казармы. Славяну и Серёге, сломали  носы, а

мне  рассекли  бровь. Это  «дружелюбие»  объяснялось  очень  про-
сто - ребята,  месяц  назад  вернулись  из  Чечни  и  почти  полови-
на  из  них  должны  были  через  месяц  ехать  с  нами, а  они  ещё
в  положенном  отпуске  не  были. И  эта  новость  их  не  очень обрадовала.


                                                 ОТЪЕЗД.
                                                   
    Утром,  как  всегда,  нас  разбудил  вопль  дневального: « РОТА,
ПОДЪЁМ».
    На  бригадном  разводе  нам  сообщили  новость,  что  наша  рота
через  два  дня  должна  выдвинутся  в  Чечню,  на  место  нашей  
новой  дислокации,  в  какую-то  станицу  Калиновскую.
     В  течении  дня  мы  занимались  заменой  старого  оружия  на
новое,  подготовкой  техники  и  сбором  тылового  обеспечения.  В
последний  день  мы  получили  боеприпасы  и  стали  заряжать                                               
магазины  и  пулемётные  ленты,  вкручивать  взрыватели  и  дето-                                                                                         
наторы.
   19.03.1996,  рано  утром  мы  сели  в  машины  и  на  БТРы и  пое-
хали  в  сторону  Моздока,  где  мы  и  заночевали  в  местной  вой-
сковой  части.  20  марта  вечером  мы  прибыли  на  какой-то  рас-
хераченный  аэродром,  там  мы  разбили  лагерь  и  выставили  посты по  периметру. Так  началось  наше   пребывание  в  Чечне.

         ------------------------*************------------------------


                                   
                             ЧЕЧНЯ.

                                            ПРИЕЗД.

Утро  было  туманное  и  мы  медленно  начали  осмотр  ок-
ружающей  территории. Все  здания  аэродрома  и  взлётно-
посадочная  полоса  были  частично  разрушены, постарал-
ась  российская  авиация, ещё  в  самом  начале  войны. На
взлётной  полосе  валялись  обломки  самолётов, командиры
в Москалии  думали, что  дудаевцы  переделали  их  из  уче-
бных  в  боевые, поэтому  и было  принято  решение разбом-
бить  аэродром.
  Сделав  беглый  осмотр  аэродрома  было принято решение  установить  наблюдательный  пост  на  командной вышке ,
которая  чудом  осталась  целой, за исключением  выбитых
стёкол. Осмотрев  здание  на  наличие  растяжек  и  мин  мы,
четыре  человека - Межон,  Галейный, Славян Смирнов и  я,
установили  артиллерийский  бинокль  на  треноге,  присту-
пили  к  оборудованию  самого  поста,  на  что  у  нас  ушло
пол  дня.                                                
  В бинокль хорошо просматривалась вся  местность  вокруг аэродрома.  На  расстоянии  2-3  километров  от  аэродрома  стояла  станица  Калиновская  и  просматривалась  предгор-
ная  местность, где  с  трудом  можно  было  различить  ещё
одно  село - Кень-Юрт,  с  находящейся  там  мечетью  из  красного кирпича. Не  смотря  на то, что  был,  только  ко- нец  марта  аборигены  вовсю  копошились  в  своих  огоро- дах -  вскапывали  землю,  обрабатывали  садовые  деревья
и  кустарники. В это время командиры получали по рации                                                                             противоречивую информацию, то срочно грузится и ехать в Грозный, то оставться на месте. На  аэродроме  мы  пробы- ли  до  вечера.
   Вечером,  в  срочном  порядке  мы  свернули  палатки  и погрузили  их  в  машины,  сев  на  БТРы  мы  поехали  в  сторону  станицы,  где  въехали  на  территорию  охраняе- мую «медведями» (медведь – шеврон  СибО ВВ МВД  РФ).
На  плацу  мы  вновь  разбили  палатки  и  уже затемно лег-
ли  спать.  Так  закончился  наш  первый  день  пребывания  в Чечне.                                                                                                                    
     
        СО  ВСЕЙ  ЭТОЙ  ВАШЕЙ  ВОЙНОЙ…
  
   В мае в части вспыхнула эпидемия вирусного гепатита. Гепатит косил всех без разбора и солдат и офицеров, по-этому  во избежании дальнейшего распространения заразы было решено создать кухонные наряды на постоянной основе до тех пор, пока эпидемия не пройдёт. С нашего батальона было собранно около 40 человек и помещено в карантин, я попал в их число.после карантина нам была поставлена задача ходить  вкухонный наряд. Нас сначала это возмутило, как так,все пацаны на боевых выездах, кто в караулы  ходят, а мы на кухне?!! Но потом пошевелив мозгой мы поняли, что в принципе, это не самое плохое что могло быть.
  И вот один  из  июньских  дней,  сводный  кухонный  на- ряд по  офицерской  столовой,  как  всегда  напиздил   ту-
шёнку и  рыбных  консервов  с  целью последующей  про-
дажи. Ребята  из  наряда  по  солдатской  столовой, тоже
не остались  в  стороне  и  принесли  консервы.
   После  отбоя  было  решено  всё  это  богатство  отнести
к  Вахе  в  станицу  и  обменять  у  него  на  бухалово.
   Ваха -  пожилой  чеченец, относился  ко  мне  дружелюб- но ( из-за  чего  я,  правда  не  знаю). С  момента  нашего  знакомства  мы  ни  разу  не  обманули  друг-друга  и  дове-
ряли  друг - другу. Ваха  давал  мне  бухло  в  долг,  зная, что я  верну  этот  долг  обязательно. В  связи  с  этим  об- стоятельством  посыльным  к  Вахе  был  избран  я  и  Коля  Голубев  из  третьей  роты.
   Дойдя  без  происшествий  до  Вахи  и  выменяв  у  него  5  литров  чачи,  мы  с  Коляном  решили  возвращаться  в часть  другой  дорогой,  дабы  не  нарваться  на  патруль
спецназа,  который  был  хуже  ментов.
Возвратившись  в палатку мы все дружно вмазали, но как всегда бывает этого оказалось мало и мы с Коляном  реши- лись ещё на один заход к Вахе.  Ваха без лишних слов дал нам ещё спиртного. Проходя  мимо  одного  из  подъездов,  мы  услышали  разговор  нескольких  человек. Разговор  по- казался  нам  несколько  подозрительным, т.к.  кто-то  гово- рил  на чистом русском,  а  несколько  человек  говорили с  явным  чеченским  акцентом.
  Какой  чёрт  погнал  нас  с  Голубем  в  этот подъезд не
знаю,  то  ли  мысль,  что  наших  пацанов  нохчи  в  плен взяли, то  ли  простая  дурость  поиграть  в  Рэмбо, подо-
гретая  алкоголем,  но  зажав  по  бутылке  в  каждой  руке
мы  ввалились  в  подъезд  и  замерли  в  недоумении – на
лестничной   площадке  была  расстелена  скатерть устав-
ленная  закуской  и  выпивкой,  а  вокруг  неё  сидели чет-
веро  боевиков  с  оружием  и  трое  наших  пацанов  из
автороты.
-Салам  аллейкум -  поздоровался  я.
-Аллейкум  салям!- ответили  нохчи. -  Аллах  Акбар!!!
-Аллах  Акбар, – сказали  мы  с  Голубем.
-Присаживайтесь  пацаны,-  пригласили  нас  к  импровизи-
рованному  столу.
  Присев  к «столу»  и  поставив  на  него  пару  пузырей  из
вежливости, мы  познакомились  с  бородатыми  и  выпили  за  знакомство.  В  итоге  пьянка  затянулась  часов  до пяти  утра.
   Мы  с  Голубем  начали  раскланиваться  и  благодарить
«хозяев»,  мол  пора  и  честь  знать  и  вообще  нам  пора  в
часть  возвращаться,  на  что  они  нам  сказали:
-Вы  нормальные  пацаны  и  пришли  к  нам  на  нашу  зем-  лю без  злого  умысла,  и  чтобы  с  вами  по  дороге  ничего
не  случилось  мы  проводим  вас  до  вашего  КПП.
  Проводив  нас  до  КПП  и  сердечно  попрощавшись  Мага
(так звали самого старшего из боевиков)  сказал  нам:
-Сегодня  вы  были  у  нас  гостями  и  с  вами  ничего  не
случилось,  но  встретимся  в  бою,  извини -  не  знаем  друг
-друга.- сказав  это  они  исчезли  в  ночи. А  мы  с  Голубем
пошли  на  КПП.
  На  КПП,  по  закону  подляны,  стояли  проверяющие –ДОРС ( дежурный  офицер  руководящего  состава)  и  де-
журный  по  части.  Что  самое  плачевное  для  нас – они  всё  слышали  и  видели. ПОЛНЫЙ  ПИЗДЕЦ,  ГОСПОДА,
- СУШИТЕ  ВЕСЛА  И  ЗАОДНО  СУХАРИ!!!
  Остатки  чачи  у  нас  тут – же  изъяли,  а  нас  отвели  и  кинули  в  зиндан. В  зиндане  уже  сидело  несколько  чело-
век,  это  были  два  прапора ( один – старшина  роты  раз-    ведки,  а  второй  делопроизводитель  из  строевой  части)  и
два  срочника, все  кривые  как  ятаганы. Услышав  историю     
наших  похождений,  сидельцы  разразились  хохотом  и  старшина  разведки  протянул  нам  флягу  с  чачей.  Может вы  спросите  « как – так,  губари  бухают  прямо  на  губе,
откуда  бухло  взяли?» - отвечу: « бухали,  ещё  как  бухали!
Губу – то  охранял  наш  батальон,  следовательно  «дорога»
была  и  хорошо  работала.  За  это  слава  Аллаху!!!»
  Утро  предстояло  не  завидным.  По  заведённой  компо-
том  традиции,  на  утренний  полковой  развод  выводили
всех  губарей,  тупо  позорили  их  перед  строем  полка.  Эта участь  ждала  и  нас,  но  нам  было  всё по  боку, т.к.
мы были  все  пьяны  и  на  всё происходящее  нам  было
насрать. В  конце – концов  не  на  расстрел – же  ведут.
  Так  вот,  вывели  нас  и  поставили  перед  строем.  Ком-
пот  начал  с  прапоров,  которые  послали  его  на  хуй,  по
причине,  что  старшина  на  днях  получил  на  руки  доку-
менты  о выходе  на  пенсию,  а  писарчук,  просто  был  раз-
пиздяем  по  жизни.  Очередь  дошла  до  нас  с  Голубем.
  - А  эти  два  урода,  нажрались  в  станице!  И  с  кем – бы  вы  думали?!  С  боевиками, уроды,  пили!!!  И  эти  боевики
довели  их  до  КПП.  А  если  бы  в  плен?
  - А  за  что  нас  в  плен  брать,  это  не  наша  война, – тупо
брякнул  Голубь.
  - Да  ты,  полковник,  на  себя  посмотри! Каков  поп -
таков  приход!!! -  заплетающимся  языком  промычал  я.
– И  вообще,  со  всей  этой  вашей  войной -  поцелуйте меня  в ЖОПУ!!!!
  - Да  ты….  Да  я…   Ах  ты  щенок!!! – с  эти  воплями,  брызжа  слюной  и  соплями,  въебал  мне  промеж  глаз,  прямо  перед  строем. – В  зиндане  сгною!!!  Ты  у  меня
на  дембель  прямо  из  ямы  поедешь,  ублюдок!!!
  -  А  НЕ  ПОШЛИ – БЫ  ВЫ  НА  ХУЙ,  ТОВАРИЩ  ПОЛКОВНИК!!! -  опять  хрюкнул  я  и  тут - же  опять  по-
лучил  удар  по  харе.
  После  этого  нас  кинули  обратно  в  зиндан,  где  я  и
пришёл  в  себя. Первая  моя  мысль  была – надо умыться  и
догнаться.
  Свистнув  часового,  я  попросил  его  чтобы  позвали   ко-
го-нибудь  из  духов  нашей  роты.  Через  минут  тридцать
пришёл  Кувшин,  получив  от  меня  задание  сбегать  к  То-
ляну  Тишуку  с  просьбой  не  бросать  умирающего  Каме-
рада. Толян  всё  понял  и  лично  принёс  мне  две  полта-
рашки  чачи  и  пару  банок  тушёнки. При  этом Толян  рас-
сказал  как  они  всей  ротой  угарали  над  тем  цирком,  ко-
торый  я  устроил  утром  на  разводе,  особенно,  как  сказал
Толян,  больше  всех  угарал  ротный.  Пообещав  на следу-ющее  утро  ещё  притаранить  чачи, Толян  пошёл  по  сво-
им  делам,  а  мы  приступили  к  процедуре  опохмела.
  Часа  в  четыре  дня  на  губу  привели  человек пятнадцать  бухих  пацанов  из  второй  роты  и  начался  настоящий  гудёж, поводом  которому  был  юбилей  Базая. Так как  губу  охраняла  вторая  рота,  то  пацаны  не  долго думая
заслали  «одного»  за  пойлом.  Через  минут тридцать  к
нам  в яму было  спущено  литров  десять  водки  и  кани-
стра  чачи. Главным  сюрпризом  было  то, что выдали пре-
зидентские подарки,  а  это  хорошая  закусь.
   Перед  выборами  президент  Б. Ельцин, в  качестве  взят-
ки  прислал  всем  военнослужащим  в  Чечне  т.н. подарки.
По  коробке  на  брата.  В  коробке  было  следующее: 2  бу-
тылки  по  1,5  литра  лимонада, пару  кило карамели,  блок
«Космоса»,  3  банки  шпрот,  2  банки  сгущённого  молока,
полкило  отменного  чая,  бензиновая  зажигалка, несколько
пачек  печенья,  вафель  и  по  открыточке  с  пожеланиями
вернуться  домой  целыми  и  невредимыми.
   Начало  пьянки  было  много  обещающе.  Т.к  народу  в  яме  набралось  много,  то  все  сидели  на  корточках,  тесно
прижавшись  друг  к  другу  чтобы  освободить  центр  ямы
для  т.н.  поляны.
   Ближе  к  вечеру,  когда  все  были  уже  никакие,  припёр-
ся  замполит  батальона по прозвищу Рыхлый  с  проверкой  
караула  и  соответственно  губы. Увидав  что  твориться  в  яме,  а  у  нас  уже был  магнитофон  и  аккумулятор,  мы
допивали  водяру  и  орали  песни,  Рыхлый,  изошёл  на
говно  и  начал  на  нас верещать.  Рыжий  послав  Рыхлого
известно  куда,  запустил в  него  котелком  с  кашей.
    Не  смотря  на  то,  что  Рыжий  был  пьян,  он  всё  равно
попал  в  Рыхлого  и  облил его  кашей.  Рыхлый   не  остал-
ся  в  долгу  и  кинул  этот  котелок  обратно  и  с визгом:
«ПИЗДЕЦ  ВАМ!!!»  убежал  куда-то.
  Бегал он недолго, минут через 20 припёрся с группой спецназа, которые экипировались так, как-будто собирались разгонять многотысячную толпу.                                
   Какой-то молодой  литер из спецназа, приказал  нам выле- зать на  верх, но мы  дружно послали его на хуй. Тогда он
достал  из  разгрузки газовую гранату «сирени» и сказал, что сейчас бросит её к нам. Почесав  репы  мы  решили  судьбу не  дрочить  и  начали  выбираться  наружу. Этот же  литер  приказал  своим  псам – спецназавцам  обыскать
зиндан,  в  надежде  отыскать  водку.  Но  он  круто облом- ался, пока  Рыхлый  бегал,  мы  подсуетились  и  через часо- вого  и  караульных  перепрятали  всю  водку, закусь, маг-нитофон, аккумулятор  и  все  пустые  бутылки, так  что  спецназовцы  ни  хуя  не  нашли. Заподозрив в сговоре с караульными, этот умник спецназовец хотел было сунуться
в караулку с обыском, но резко передумал это делать, так как начкар сунул ему в нос ствол автомата. Брызжа слю- ной, Рыхлый  обещал  нам  все  беды  и  кары, как по служ- бе,  так  на  том  свете, и  видя, что  это  нас  нисколько  не  пугает, а  даже  вызывает  гомерический   хохот,  он  мате- рясь  на  нас, почти  бегом  убежал  с территории  караулки. Мы опять спустились  в  зиндан  и  выждав  около  часа,  продолжили кутёж,  правда  без  магнитофона,  но  под  хо-ровое  пение.
  Так  пробухав  три  дня, я  вылез  на  верх  и заглянул  в  караульную  палатку.   Подойдя  к  нач.кару  по  имени Ал- мат,  я  спросил  его:
  - Слушай  Алмат,  а  вообще, на  меня  записка  об  аресте  есть?  Сколько  мне  впаяли?
  -  Ща глянем. – отозвался Алмат,  и  начал  просматривать  все  записки  об  аресте.  Не  найдя  моей,  Алмат просмот-
рел  книгу  арестованных  и  не  найдя,  опять  моей фами- лии, сказал  мне:
  - Слушай Старый, а ты  у меня нигде не  проходишь (т.е.                                                                                                                                                                                              нет записки об аресте и я не записан в книге арестантов).
  - Так,  что  я  могу  быть  свободным? – спросил  я.
  - Пиздуй  в  роту. – ответил  мне  Алмат.  – Не порть мне  отчётность.
   Я  недолго  думая,  попрощался  с  губарями  и  пошёл  в  свою  роту, где  тут  же  доложил  ротному,  что  вернулся  с  гауптвахты. Ротный  удивился,  что  я  отсидел  только  трое
суток,  а  не  как  назначил  компот - десять  суток.  И объя- вил,  лично  от  себя, три  наряда  вне  очереди  и  послал меня  на  хер. Так  закончилась  эта  история.                                                                                   
                              ДУРМАН – ТРАВА.

    Растёт на Кавказе одно интересное растение, с виду, как обычный лопух, но колючки совсем другие - шишкообраз- ные, хрен его знает, как по научному это растение называ-    ется, но мы прозвали его «дурман-трава». Прозвище эта трава получила не спроста. Не знаю, кто из наших солдат первым попробовал эту  траву, но слух о её «чудесных» галюциногенных свойствах, быстро разлетелся по всем под-
разделениям и, буквально, через пару дней ни одного кусти- ка этой травы на территории части не осталось.
   Как-то в один летний вечер, наши парни приехали со спецзадания  по уничтожению «самогонных» аппаратов и
привезли шишек этой «дурман-травы». С неделю они  лежа- ли и никто не отважился их попробовать, т.к. точно никто не знал последствий её употребления, только не подтверж- дённые слухи о чудачествах тех, кто её попробовал.     
   И вот настал час истины. Я сидел в кубрике и маялся от безделья, парни отсутствовали, кто был на выезде, кто в ав-
топарке, короче, в кубрике остался только я и дежурный   связист Лёха-чумаход. И вот мне на глаза попались шишки.
Так как делать было не фиг, я решился посмотреть «муль- тики». Разломив пару шишек и наколупав семян, я заварил чаю. Когда чай заварился, я собравшись духом зажевал все семечки и запил горячим чаем. Как меня накрыло и через какое количество времени, я не помню.
  Вдруг я оказался дома, с друзьями пью пиво, слушаем музыку и травим анекдоты. Вдруг, мне приспичило отлить, я, естественно,пошёл в туалет, поднял стульчак, поссал, нажал на слив и опустил стульчак…
  Очухавшись на следующий день я наткнулся на довольные физиономии сослуживцев.
  - Ну, что, Старый, очухался? Ну, бля и повеселил ты нас вчера. Мы кипятком ссали глядя на тебя! – сказал Олег.
  - Чо, такой смешной был? – буркнул я. Голова ещё туго соображала. – Что, хоть натворил вчера?
  - ГЫ-ГЫ- ГЫ. О, это был настоящий цирк! Мы, как приш- ли, сразу и не просекли, что ты под кайфом, потом смотрим ты пару часов сидишь «пьёш» из пустой кружки, что-то
бормочешь себе под нос, а потом ржёшь, как конь. Лёха сказал, что ты дурман-травы схавал. Мы прислушались к тому, что ты там бормочешь, так ты анекдоты травил и сам же над ними ржал. Но это так, для затравки. Умора началась с того, что ты схватил трёхлитровую банку и с воплем «ПИВО КОНЧИЛОСЬ» куда-то убежал, а пришёл только через час, опять-же с пустой банкой, и сказал, что в очереди в пивнуху стоял. Начал «наливать» пиво и «пить» из пустой кружки. Но и это не всё, часа через два ты сказал, что тебе надо отлить. Встал, открыл воображаемую дверь, подошёл к Лёхе сидящему в кресле, задрал ему кидель и поссал на него, стряхнул, нажал ему на голову и одёрнул китель об-ратно и пошёл спать. Ты что, сам ни хуя не помнишь?! ГЫ-ГЫ-ГЫ.
  - Почему не помню?! Помню!!! – и я рассказал парням то, что видел сам.
  Хохот стоял неимоверный. На этом история этой злополу-
чной травы не заканчиваеться. Следующий номер отчебут- чили Мирча и Лысый.
  Эти два кадра (Мирча был поваром, Лысый водителем), посмотрев на меня, на следующий день, тоже зажевали дур-
ман-травы. Посидев немного в автопарке, Мирча отправил- ся в расположения взвода, а Лысый остался в автопарке.
   Поднявшись на этаж, Мирча был уже  под  кайфом  и  на  входе столкнулся с и.о. комроты старлеем Курмаевым.
Мирча «увидел» не Курмаева, а пацана из своей деревни.
  - О, здорова!!! А ты какого хуя тут делаешь?!! – спросил Мирча глядя на вооброжаемого земляка, но на самом деле обращаясь к Курмаеву. Курмаев опешил от такой наглой и фамильярной речи какого-то оборзевшего повара-молдова- нина.
  - Да, я вообще-то служу здесь!!! – сказал Курмаев. – А, ты что такой охуевший Мирча?!!
  - Ты служишь?!! Я здесь уже четыре месяца, а ты салага за каким сюда приехал? Это же ЧЕЧНЯ!!! Здесь война идёт!!! Езжай домой, к мамке!!! – уже орал Мирча, брызжа слюной в лицо старлея.
  Такой наглости Курмаев терпеть уже не мог. Вырубив Мирчу ударом в челюсть, он взвалил его на плечо и отнёс его на «кичу».
  Далее со слов Мирчи и пацанов с караула.
  Мирча: Очухиваюсь на губе, понять не могу, а как я здесь очутился? Достал сигарету из кителя, прикурил, сделал па- ру затяжек, смотрю, а сигареты в руке и нет! Достал ещё од- ну, прикурил, два раза затянулся, а сигарета опять исчезла! Ну, думаю, пацаны забрали, ну я их отматерил и сказал им чтобы так больше не делали. Прикурил третью, четвёртую, пятую, а они все после второй затяжки исчезают!!! Мисти- ка!!! А потом в углу инопланетянин появился и давай хуй- ню какую-то втирать, а чо говорил я ни хуя не помню!!!
  Караульные: Мирча, как пришёл в себя, так сразу начал чудить. Залез к себе в карман и как-будто бы вытащил си- гарету и прикурил её. ГЫ-ГЫ-ГЫ, а на самом деле у него ни сигарет, ни спичек не было! И так раз пять – шесть прику- ривал, а потом, давай на нас орать, что мы все сигареты  у него спиздили, потом полночи с углом комнаты разговари- вал.
  Теперь о Лысом. Лысый, как я уже говорил, остался в авто- парке, где его и нахлобучило. Мазута решила поприкалыва- ться над Лысым.
  - Эй, Лысый, семечки будешь? – спросил кто-то из водил и протянул Лысому горсть щебёнки.
  - Давай. – сказал Лысый и с довольной мордой начал грызть щебень. – Блядь, какие-то пережжёные, пойду воды попью.
   И с этими словами Лысый  направился не к водовозке, а к машине МТО и припал к выхлопной трубе, как к крану и начал «пить» воду.
  Вот такая трава росла на Кавказе, от употребления которой человек терял чувство реальности и времени. Наши опыты с дурман-травой закончились одноразовым приёмом, больше никто рисковать не хотел,  хрен его знает, что привидится под кайфом, ещё своих перестреляешь  на  фиг, так  что  от греха  подальше  оставшиеся шишки мы просто в сортир  выкинули.


                             НЕМЕЦКАЯ  КАСКА.

  Во время зачистки станицы Шелковской, в одном доме мне на глаза попалась старая немецкая каска времён второй мировой войны, вся ржавая, но не прогнившая и конечно без ремней. Я, не долго думая взял её с собой, в качестве трофея или сувенира, думай как хочешь. Несколько недель она валялась у меня под койкой, я не знал, что с ней делать. И как-то от нечего делать, я пошёл в роту связи к земляку пообщатся. Игорёк в это время что-то чистил наждачной бумагой и я выцыганил у него наждачки и пошёл к себе в кубрик, достал из под койки каску начал её очищать от ржавчины. Более менее очистив её от ржавчины, я остался неудовлетворённым результатом, ржа, всё-таки своё дело сделала, сталь в некоторых местах была практически насквозь прогнившая. Думая, как мне спасти и сделать «товарный вид» каске, мой взгляд остановился на бронике. «Бля, кевлар же есть!!! Ура, это выход!!!» - подумал я и вытащил из броника кевларовую прослойку и нарезав из нею полосок, я при помощи кузбас- лака приклеил эти полоски на каску. На следующий день когда каска просохла я покрасил её целиком кузбаслаком. Это был «шедевр», каска смотрелась как новенькая, иссиня-чёрного цвета, как парадная каска Лейбштандарта СС. По- колдовав ещё пару дней, делая ремни и внутреннюю обвязку я остался довольным результатом. На выезда я всегда брал её с собой, но хранил её в БТРе. Как-то приехав после сопровождения, мы на КПП натолкнулись на Батю и нач. штаба БОНа, спросив нас о поездке, они уставились на мою довольную морду.
  - Старый, а что это у тебя на голове? – спросил Батя.
  - С каких это пор ты в Вермахте служишь? – ляпнул Гена. – Сними немедленно!!!
  Вот почему хранил я каску в БТРе и одевал её уже за воро- тами КПП, т.к. Батя её хотел у меня отобрать, сначала по-плохому, т.е. попросту приватизировать, потом, когда на меня угрозы не подействовали, начал каску у меня выклян- чивать, сошлись на том, что отдам её сразу после вывода полка из Чичи, что я и сделал.
  Хорошо  ещё, что в Ставропольском крае ,когда мы выходили из Чечни, местное население меня за каску не убило, списывалось местными на тот факт, что из Чечни все дурачками приезжают.
  Получив от меня каску, Батя, довольный, нацепил её себе на голову и со свойственным ему «папановским» ржачем воскликнул:
  - Теперь, я настоящий «Герр Майор»!!!!


                  НЕ НАЕБЁШЬ – НЕ ПРОЖИВЁШЬ.

   Сидим ночью в автопарке возле костра, травим байки и чистим пулемёты, готовимся к утреннему выезду в Моздок, большая колонна за тыловухой и боеприпасами пойдёт. Из-за забора свист и окрик:
- Эй, урус, есть что? Сдаёшь что?
  Подошли, а там стоит чичик.
  -Солдат есть, что на продажу?
  -Есть берцы 42-го размера,неделю не ношенны. – отвечает Санёк. – Будешь брать?
  -Тащи, если нормальные возьму.
  Отойдя от забора я спрашиваю Шурку:
  -Где ты берцухи-то возьмёшь?
  -Да я тут у ментов на «Тереке» подешёвке взял, а на одном через три дня подошва лопнула, вот их мы и загоним.
  Тут-же появился кусок гудрона и на костре мы его растопили и залили трещенну на подошве, да так, что её не стало видно. Сунув чичику нормальный ботинок спросили:
  -Ну как, берёшь?
  -А хрен свами, беру, - сказал урюк после тщательного изучения бота. – 150 и по рукам?
  Сторговались на 200 тысячах. Чех сунул четыре полтинника и свалил в темноту. Утром перед отъездом мы увидали Шурика злобно ругавшегося.
  -Санёк, в чём дело?
  -Ёбанные нохчи, шайка гнусных пидарасов, полтиники горбатые подсунули!!!
  Посмотрев полтиники, я удостоверился, что они и в правду фальшивые, но отличного качества. Отличать фальшивки научился ещё до армии,т.к. работал в оптовой торговле и насмотрелся на фальшивки вдоволь. Решили в Моздоке их скинем.
  В Моздоке к появлению вооружённых солдат, давно привыкли и патрули практически никогда не тормозили, а если остановят и услышав, что ты со 101-й, сразу отмахивались, как от прокажённых Поэтому, по приезде в Моздок мы в четвером двинулись на рынок, купить выпить  и пожрать, потому как нам предстояло сутки ждать пока загрузят грузовики. Мы же в погрузке не участвуем, значит могём и выпить, тем более старший сопровождения свалил куда-то и походу надолго. Найдя ларёк где шла бойкая торговля, мы купили четыре литровых пузыря «Распутина» и закусь, пошли к своим. У БТРов уже горел костёр и в котелках был разогретый сух.пай и парни уже потирали руки в предвкушении не большого сабантуйчика. Закусь уже была нарезана и разложена, была «взорвана» и разлита по кружкам первая бутылка водки.
- Ну, хлопцы, вздрогнем!
- Здраве буде, бояре!
  Стоп, что за хрень? – Это была не водка, а чистая вода из под крана!!! В бутылке, действительно оказалась ВОДА!!!
Не долго думая, тут-же была распечатана вторая бутылка,
но и в ней оказалась вода. Матеря продавщицу из ларька, её маму и всех тех уродов которые сделали такую подляну, мы не заметили, как к нашим «коробочкам» подъехал ментовской УАЗик.
- Эй, воины, это не вы покупали там-то и там-то продукты и водку? – спросил толстомордый капитан милиции.
  Злой Славян, не нашёл ничего умного и брякнул:
- Ну мы, а хули надо?!!!
- Да ни хуя особого не надо!!! Так в отдел прокатимся, протокол составим и свободны, рейнджеры хуевы!!! – тоже
зло ответил капитан.
- Да хуй с тобой поехали, только военную прокуратуру вызови!
  Славян и я встали, взяли свои автоматы и засунули в разгрузник две непочатые бутылки «водки» и  вдвоем сели в ментовскую машину и сказали нашим, чтобы старшего колонны предупредили, что нас мусора взяли.
  Приехав в отдел, сразу прошли в дежурку. В дежурке уже сидела эта проклятая торгашка и увидев нас с Славиком, тыча в нас пальцем заверещала:
- Это они, подлецы мне фальшивки сунули!!!
- А ты, что сука старая нам продала вместо водки?! – с этим возгласом Славка повернулся к дежурному майору и капитану который нас привёз, - мужики дайте стакан?
  Те не поняв ничего из происходящего протянули стакан. Славка отложив автомат в сторону, достал из разгрузки бутылку, откупорил её, налил полный стакан и протянул майору.
- Пей!
- Да ты что боец, во всю голову контужен, совсем охуел чтоли?!!! – возмутился майор.
- Нет, ты попробуй! – не унимался Славян. – Эта баба нам воду вместо водки продала!!!
  После недолгого разбирательства и выслушав всю историю похождения фальшивок, майор поржав решил дело замять и отпустил нас с Богом.
  Вот так-то ребятушки, не даром ещё древние говорили –
Сделаешь зло, оно к тебе и вернётся.
Рассказы участников войны в Чечне   09.06.2021    13  Максим
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: