Герой заснеженной высоты

- Командир, давайте этого гада на живца возьмем! - Снайпер разведгруппы десантников окликнул взводного, улучив пау­зу между длинными очередями, выпускаемыми по десантникам чеченским пулеметчиком.

- Это как?

- Вы из-за укрытия на секунду покажитесь, он тоже высунется, чтобы вас снять. Я по нему и сработаю.

- Другие предложения есть? Нет? Тогда на счет "три"...

На этот раз очередь из ПК, прозвучавшая, когда офицер уже завалился обратно за пень, была короткой. Сухой щелчок вы­стрела эсвэдэшки оборвал ее "на полуслове".

- Готов.

Роман, зажав в ладони щепку, выбитую одной из пуль, и без этого короткого доклада понял, что их авантюрная затея увенчалась успехом. Теперь надо было думать, как вытаскивать из-под огня всю группу.

"Военная служба не для тебя, Щетнев!"

В школе, где учился Роман, так говорили почти все педагоги, узнав о его решении поступать в суворовское училище. И в общем-то имели полное право на подобное суждение.

Младший из братьев, росших в семье офицера-ракетчика, никогда не был паинькой. Скорее наоборот - сорвиголовой, с неспокойным и независимым характером. Совал нос куда не следует. Не стесняясь при этом при малейшей возможности давать сдачи обидчику, даже если уступал тому в силе. Гонял мяч во дворе со сверстниками, жег костры, с удовольстви­ем пропадал на озере с удочкой.

Несмотря на все свои "подвиги", Роман умудрялся неплохо успевать по большинству предметов. А когда близилась к за­вершению учеба в девятом классе, Роман принял решение не изменять семейной традиции. Отец - офицер, старший брат Сергей вот-вот станет курсантом военного училища, значит, и ему идти по жизни той же дорогой!

Человек для выполнения особых задач

Первое, с чем прежде всего пришлось Роману расстаться в Московском суворовском училище, - его роскошная шевелю­ра. А заодно растаяли многие детские иллюзии и мечтания. Уже после двух недель пребывания в казарме появилось не­преодолимое желание вырваться на свободу, проводить время на дискотеках, футбольном поле или с удочками на озере, а не на изнуряющих кроссах, асфальтовом плацу или в душных аудиториях. Но со временем привык и к этому, втянулся в учебу. И жизнь, несмотря на крутые перемены, пошла своим чередом.

Суворовец Щетнев старался успевать везде. Кроме обычных занятий посещал еще и студию журналистики и творческого развития, которой руководил известный писатель и специалист в области психологии творчества Евгений Белянкин, отме­чавший Романа среди своих учеников как одного из самых одаренных и эрудированных.

Высота 935,5

Когда ее заснеженная вершина возникла перед взором Романа Щетнева, он был молодым, но уже далеко не зеленым офи­цером. За плечами оставались успешное окончание суворовского училища, годы учебы в Рязанском дважды Краснознамен­ном институте воздушно-десантных войск, после которого он был распределен в один из полков Ивановской гвардейской воздушно-десантной дивизии, где молодому лейтенанту доверили командовать разведвзводом.

Так как вторая чеченская кампания к этому времени была в самом разгаре, то и первая горячая командировка не застави­ла себя ждать. И первый разведвыход, и первое боестолкновение тоже. А потом пошло-поехало...

В общем, к подножию 935-й разведчик-десантник старший лейтенант Щетнев подступал уже имевшим боевой опыт и по­нюхавшим пороху.

Лагерь федеральных войск, разбитый на подступах к высоте, регулярно обстреливали боевики. С наступлением сумерек то выстрелы из АГС на территорию залетят, то несколько минометных мин рванут. И по всему выходило, что огневые пози­ции "духи" выбирали или непосредственно на вершине, или на склонах неподалеку от нее, всякий раз успевая ретировать­ся до ответного удара авиации или артиллерии.

Понятно, что долго терпеть их выходки никто не собирался. Но чтобы одним ударом раз и навсегда покончить с обнаглев­шими боевиками, надо было провести разведку. И, получив такую задачу, Щетнев приступил к формированию группы, включив в нее, помимо штатных разведчиков, офицера-арткорректировщика Сергея Мураева и старшего лейтенанта Ми­хаила Бачоя, взявшего с собой самого опытного из своих саперов.

Ранним утром разведгруппа вышла в поиск. Разбившись на боевые двойки, медленно продвигались вверх. Где-то на сере­дине склона Михаил подал условный знак: "Внимание, мины!". Залегли, ведя наблюдение вкруговую и ожидая, пока сапе­ры, выполнят свою работу. Шаря взглядом по обступившим разведчиков деревьям и кустарникам, Роман лихорадочно сооб­ражал: "Здесь они, здесь! Раз есть мины, значит, неподалеку и те, кто их устанавливал!". Офицер чувствовал, как в нем начинает просыпаться боевой азарт.

Когда проход в минном поле был готов, Щетнев перешел в авангард группы. Двигались со всеми мерами предосторожно­сти, тщательно осматриваясь, проверяя любую лощину, способную стать укрытием для врага. И все же с охранением бое­виков столкнулись нос к носу: буквально в нескольких метрах от Романа из замаскированного окопа сначала показался пулеметный ствол, а вслед за ним - заспанное бородатое лицо.

На спусковые крючки нажали практически одновременно. И все же разведчик - чуть раньше.

Звуки выстрелов всколыхнули бандитов в находившемся неподалеку схроне. И разведчики сразу же оказались под плот­ным огнем выскакивающих из укрытия бандитов. Группа откатилась чуть назад, заняв круговую оборону. Роман же бросил­ся вперед, под защиту большого пня, в несколько прыжков преодолев открытое пространство. Но вот незадача: во время завершающего кульбита из эрдэшки выпала зеленая коробка сухпая. И теперь лежала рядом с его укрытием, служа пре­красным ориентиром для пулеметчика, не жалеющего патронов, чтобы достать офицера.

Вот тогда-то Щетнев и услышал предложение снайпера разведгруппы взять боевика на живца...

"Будем жить, разведка!"

После того как с пулеметчиком было покончено, Роман присоединился к своим разведчикам. Бой разгорался. И положение складывалось явно не в пользу десантников. Боеприпасы таяли с каждой минутой. А "духов", берущих группу в плотное полукольцо, прибывало с каждой минутой. Об отходе не могло быть и речи: даже если оставить малочисленный заслон, его быстро сомнут, а потом по одному перещелкают оставшихся, не успевших далеко откатиться вниз.

Рассчитывать на помощь артиллерии тоже было проблематично. Расстояние до наседавших "духов" порой не превышало дистанции броска гранаты, так что не мудрено и под свои снаряды попасть. Оставалось одно: вцепиться в склон, вызы­вать подмогу и держаться любыми способами до ее подхода.

И все же помощью "бога войны" решили воспользоваться. Серега Мураев, выйдя по рации на артдивизион, попросил "гвоз­дануть" по вершине высоты и ее обратному склону: на коротком "военном совете" после очередной отбитой атаки три старлея логично предположили, что именно там должна находиться основная база боевиков и пролегают пути подхода их подкреплений к тем, кто бился с блокированной разведгруппой. Как потом окажется, они не ошиблись.

После произведенного артналета "духи" на какое-то время поутихли. Но лишь для того, чтобы затем навалиться на развед­чиков с новой силой. Порой они подбирались так близко, что Роману и другим приходилось вступать с ними не только в пе­рестрелку, но и в словесную перепалку, прибегая к исконно русским непечатным выражениям. Что ж, тоже действенное средство в ближнем бою, едва не переходящем в рукопашную схватку...

Бой на подступах к высоте 935,5 продолжался уже более двух часов. Роман руководил огнем группы. Счет времени раз­ведчики вели не на минуты - на оставшиеся патроны. И вот настал тот момент, когда, отбив очередную атаку и готовясь к отражению следующей, Щетнев начал набивать магазины последними боеприпасами. Старался делать это с невозмути­мым видом, боясь встретиться взглядом с кем-либо из подчиненных и ни о чем их не спрашивая. Прекрасно понимал: оста­лось по полтора-два рожка на брата, не более того. Значит, когда начнется, жить им останется... Дальше думать не хоте­лось.

Началось. Воздух вновь содрогнулся от выстрелов и свиста гранатных осколков. Но в этой какофонии боя вдруг появился сначала слабый, но все более и более усиливающийся с каждой секундой звук работающего на полных оборотах двигате­ля БМД.

Вот показалась и она сама, ласточкой выпорхнувшая из-за деревьев, прикрыв броней разведчиков и с ходу накрыв из ору­дия одну из огневых точек боевиков. Рванулась с места, чтобы не стать легкой добычей для гранатометчиков, одновремен­но кладя еще несколько выстрелов в плотные цепи бандитов. Уже остановившихся, уже начавших откатываться назад.

Потому что вслед за первой машиной "крылатой пехоты" к месту боя стали подходить еще и еще: взвод гвардии старшего лейтенанта Щетнева первым из двинутой на выручку роты подоспел к своему командиру.

Рядом с Романом оказался его друг гвардии старший лейтенант Дмитрий Идов:

- Ну, как вы тут? Все живы?

- Все. Двое ранены.

- Извини, братишка, припозднились: "духи" такой плотный заслон выставили, что пришлось задержаться, пока разобра­лись с ними. Но теперь все нормально будет. Сейчас вся рота подтянется. Будем жить, разведка!

О том, что во время той разборки спешащий ему на помощь Дмитрий получил сильнейшую контузию, Роман узнает поз­же...

Разведчики были спасены. Но бой у заснеженной вершины продолжался. Пока основные силы десантников, сбивая засло­ны, шли по пятам отступающей банды, Щетнев, пополнив свою группу людьми и боеприпасами, двинулся в обход горы. Не­смотря на все передряги, из которых он все же так счастливо выбрался, Роман считал, что задачу командования он пока не выполнил: основная база боевиков не обнаружена.

И отыскал-таки ее! Прекрасно оборудованную, с капитально отстроенными огневыми позициями и укрытиями, способную дать приют не менее сотне боевиков. Вот только самой "волчьей стаи" там уже не было - ушла, побросав большое количе­ство военного имущества и продовольствия, даже не успев заминировать свое логово. Так что разведчикам Щетнева дос­тались богатые трофеи...

Так сложилось, что после окончания срока первого офицерского контракта Роман оставил службу. Но тихая и размерен­ная гражданская жизнь оказалась не для него. Обратно в десант не вернулся, откликнувшись на предложение своего зна­комого - командира костромского полка внутренних войск полковника Сергея Кандаурова послужить под его началом. И с тех пор ни разу не пожалел о принятом решении.

В прошлом году на плечи Героя России Романа Щетнева легли майорские погоны, а вскоре после этого он успешно сдал вступительные экзамены в Общевойсковую академию Вооруженных сил Российской Федерации.

Рассказы участников войны в Чечне   17.09.2021    15  Максим
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: