Рассказы участников войны в Чечне

Российские солдаты и чеченские боевики повествуют о своем пути на чеченской войне. Рассказы, которые тронут сердце каждого, ведь здесь нет фальши. Истории участников и очевидцев чеченского конфликта.

Интересный рассказ лейтенанта Кравченко, Грозный 1995


Мы публикуем свидетельство участника военных действий в Чечне на стороне федералов.
Боль, причиненная войной, не утихает, но эту тему, ставшую для журнала, что называется, сквозной, наши авторы, как правило, освещают под другим углом зрения.
Не только для чеченцев она стала несчастьем и безумием, навязанным извне.
Чеченская война принесла много горя обеим сторонам. Сейчас в России не осталось практически ни одной семьи, в которой отцы, сыновья, дяди, племянники,
просто знакомые или соседи не были бы как-нибудь связаны с этой войной.


В рассказе офицера-десантника, прошедшего через ад новогоднего, с 1994 на 1995 год, штурма Грозного, нет воспоминаний о падающем снеге, декабрьском и январском холоде. «Почему?» — думал я. Зима в Чечне — испытание снегом, дождем, каленым ветром. И понял, что для офицера-разведчика, интеллектуала, самым мучительным истязанием в те дни была не зима, а то, о чем он поведает сам…


В рассказе офицера-десантника, прошедшего через ад новогоднего, с 1994 на 1995 год, штурма Грозного, нет воспоминаний о падающем снеге, декабрьском и январском холоде. «Почему?» — думал я. Зима в Чечне — испытание снегом, дождем, каленым ветром. И понял, что для офицера-разведчика, интеллектуала, самым мучительным истязанием в те дни была не зима, а то, о чем он поведает сам…


В рассказе офицера-десантника, прошедшего через ад новогоднего, с 1994 на 1995 год, штурма Грозного, нет воспоминаний о падающем снеге, декабрьском и январском холоде. «Почему?» — думал я. Зима в Чечне — испытание снегом, дождем, каленым ветром. И понял, что для офицера-разведчика, интеллектуала, самым мучительным истязанием в те дни была не зима, а то, о чем он поведает сам…


В рассказе офицера-десантника, прошедшего через ад новогоднего, с 1994 на 1995 год, штурма Грозного, нет воспоминаний о падающем снеге, декабрьском и январском холоде. «Почему?» — думал я. Зима в Чечне — испытание снегом, дождем, каленым ветром. И понял, что для офицера-разведчика, интеллектуала, самым мучительным истязанием в те дни была не зима, а то, о чем он поведает сам…


Павел Николаевич Старов родился 14марта 1977 года в Новосибирске. С июня 1995 по январь 1997 служил в ВВ МВД РФ. С марта по конец декабря 1996-го находился в Чеченской Республике. Служил и писарем и наводчиком-оператором на БТРе. Данное произведение-дебют на литературном поприще, так что прошу прощения, если что-кому не нравится. Все события описаные в моих рассказах вполне реальны.


Павел Николаевич Старов родился 14марта 1977 года в Новосибирске. С июня 1995 по январь 1997 служил в ВВ МВД РФ. С марта по конец декабря 1996-го находился в Чеченской Республике. Служил и писарем и наводчиком-оператором на БТРе. Данное произведение-дебют на литературном поприще, так что прошу прощения, если что-кому не нравится. Все события описаные в моих рассказах вполне реальны.


Памяти всех российских солдат погибших в Чечне. Земля вам пухом, ребята.