Рассказы участников войны в Чечне

Российские солдаты и чеченские боевики повествуют о своем пути на чеченской войне. Рассказы, которые тронут сердце каждого, ведь здесь нет фальши. Истории участников и очевидцев чеченского конфликта.

Наша первая встреча с ним была похожа на боестолкновение в Чечне. Неожиданное, стремительное и требующее полной выкладки всех своих сил общение.

…Передо мной лежит часть его дневниковых записей. Еще один дневник еще одного человека, прошедшего дорогами войны. Без знаков различия, без фамилий и имен – его взгляд на события. Для таких как он, эти страницы написаны черными сгустками крови. На грани жизни и смерти все события принимают черно-белое изображение. Каждый решает сам, где негатив, где позитив…


Рассказ командира взвода спецназа, участника того кровавого августовского штурма Грозного...

Уже совсем скоро, 6 августа, исполнится 25 лет со дня операции «Джихад» — это кодовое название по штурму Грозного, проведенной чеченскими боевиками в 1996 году. Господи упокой души погибших...


Расскажу одну историю из своей боевой практики. Может быть, кому-то из читателей журнала она будет не только интересна, но и полезна. Дело было в самом начале «первой Чечни». Мы штурмовали Грозный…


С пяти часов утра 17 декабря 1999 года наша разведгруппа в составе семи человек под командованием старшего лейтенанта Алексея Кичкасова вела разведку в дачном поселке близ н.п. Пригородное. Отсюда боевики вели беспокоящий обстрел подразделений второго батальона полка из снайперских винтовок, гранатометов и ПТУРов. Обнаружив на склонах несколько огневых точек, дзотов и блиндажей, мы получили приказ на отход. Во второй половине дня возвратились в пункт временной дислокации.


Из Моздока в Грозный попасть можно двумя путями по воздуху «бортом» с военного аэродрома и на машине или «броне» в составе колонны, идущей через перевал. В первом случае (лучшем) это 45 — 50 минут лету, во втором 4 часа езды по разбитой пыльной дороге, на которой к тому же «пошаливают».


Гул приближающейся машины нарушил ночную тишину. С каждой минутой звук усиливался, слышался все отчетливее и отчетливее.

— Товарищ старший лейтенант, едут! — оторвавшись от бинокля-ночника, доложил сидевший рядом с Дмитрием сержант. — Бензовоз один, но бочка на нем вместительная. Горючки тонн пять… Не меньше везет.