Рассказ командира взвода спецназа, участника того кровавого августовского штурма Грозного...

Уже совсем скоро, 6 августа, исполнится 25 лет со дня операции «Джихад» — это кодовое название по штурму Грозного, проведенной чеченскими боевиками в 1996 году. Господи упокой души погибших...


Расскажу одну историю из своей боевой практики. Может быть, кому-то из читателей журнала она будет не только интересна, но и полезна. Дело было в самом начале «первой Чечни». Мы штурмовали Грозный…


С пяти часов утра 17 декабря 1999 года наша разведгруппа в составе семи человек под командованием старшего лейтенанта Алексея Кичкасова вела разведку в дачном поселке близ н.п. Пригородное. Отсюда боевики вели беспокоящий обстрел подразделений второго батальона полка из снайперских винтовок, гранатометов и ПТУРов. Обнаружив на склонах несколько огневых точек, дзотов и блиндажей, мы получили приказ на отход. Во второй половине дня возвратились в пункт временной дислокации.


Сегодня, 14 июня исполнилось 26 лет со дня теракта в Будённовске. В этом городе боевиками Басаева в 1995 году была захвачена больница.


Из Моздока в Грозный попасть можно двумя путями по воздуху «бортом» с военного аэродрома и на машине или «броне» в составе колонны, идущей через перевал. В первом случае (лучшем) это 45 — 50 минут лету, во втором 4 часа езды по разбитой пыльной дороге, на которой к тому же «пошаливают».


В ночь с 21 на 22 июня 2004 года банда Шамиля Басаева устроила налёт на Назрань, Карабулак и Сунжу. Боевики захватили оружейный склад и посты ДПС, штурмовали здания госучреждений и силовых структур, расстреливали сотрудников правоохранительных органов и мирных жителей.


Мы расскажем вам только то, что увидели сами. И обещаем, что сделаем это честно. Основной целью девятидневного путешествия по Кавказской войне была не только объективная информация. Перед нами стояла более серьезная задача — вытащить из плена солдата 81-го полка. Но вначале мы не понимали, насколько она действительно сложна.


Гул приближающейся машины нарушил ночную тишину. С каждой минутой звук усиливался, слышался все отчетливее и отчетливее.

— Товарищ старший лейтенант, едут! — оторвавшись от бинокля-ночника, доложил сидевший рядом с Дмитрием сержант. — Бензовоз один, но бочка на нем вместительная. Горючки тонн пять… Не меньше везет.


Капитан Олег Тапио… Непривычная для русского слуха финская фамилия, могучая спецназовская фигура, краповый берет, шрамы на лице. Мы познакомились в армавирском отряде специального назначения внутренних войск, где я собирала материал для очерка о погибшем Герое России Григории Ширяеве. После гибели Григория Олега назначили на его должность — заместителем командира группы по спецподготовке.