Вторая чеченская кампания

В 1999 году началась Вторая чеченская война, опыт и ошибки первой войны был учтен и большинства из них удалось избежать. Российские войска быстро разгромили 10-тысячную группировку вооруженных до зубов боевиков, далее ждала партизанская война...

Вторая чеченская война занимает особое место в истории современной России. По сравнению с Первой чеченской войной (1994-1996 гг.) этот конфликт был направлен на решение одной и той же задачи: утверждение военно-силовым путём государственной власти и конституционного порядка в регионе, контроль на которым установили сторонники сепаратизма.

В то же время ситуация, сложившаяся в период между двумя «чеченскими» войнами, изменилась как в самой Чечне, так и на уровне федеральной власти России. Поэтому Вторая чеченская война протекала в иных условиях и смогла, хотя и затянувшись на почти 10 лет, закончиться положительным результатом для российской власти.

Федеральные силы в Грозном, 2000

Причины начала Второй чеченской войны

Если кратко, то главной причиной Второй чеченской войны стала обоюдная неудовлетворённость сторон итогами предыдущего конфликта и желание изменить ситуацию в свою пользу. Хасавюртовские соглашения, завершившие Первую чеченскую войну, предусматривали вывод федеральных войск из Чечни, означающий полную утрату контроля российской власти над этой территорией. В то же время юридически ни о какой «независимой Ичкерии» речи не шло: вопрос о статусе Чечни был лишь отложен до 31 декабря 2001 года.

Официальная власть самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) во главе с Асланом Масхадовым не получила дипломатического признания ни от одной страны и при этом стремительно теряла влияние внутри самой Чечни. За три года после первого военного конфликта территория ЧРИ стала базой не только для криминальных бандформирований, но и для радикальных исламистов из арабских стран и Афганистана.

Именно эти силы, контролируемые лишь своими «полевыми командирами» и нашедшие мощную военную и финансовую поддержку извне, к началу 1999 года открыто заявили о своём отказе подчиняться Масхадову. Эти же военизированные формирования стали активно промышлять похищениями людей в целях последующего выкупа или обращения в рабство, наркоторговлей и организацией терактов, невзирая на провозглашённые нормы шариата.

Шамиль Басаев

Для идейного обоснования своих действий они использовали ваххабизм, который в сочетании с агрессивными методами его насаждения превратился в новое экстремистское течение. Под этим прикрытием радикальные исламисты, утвердившись в Чечне, начали расширять своё влияние на соседние регионы, дестабилизируя ситуацию на всём Северном Кавказе. Отдельные инциденты при этом перерастали во всё более масштабные вооружённые столкновения.

Стороны конфликта

В новом противостоянии, возникшем между российской властью и ЧРИ, самой активной стороной стали военизированные формирования исламистов-ваххабитов во главе с их «полевыми командирами», наиболее влиятельными среди которых были Шамиль Басаев, Салман Радуев, Арби Бараев и уроженец Саудовской Аравии Хаттаб. Численность подконтрольных радикальным исламистам боевиков оценивалась как наиболее массовая среди действующих в ЧРИ вооружённых формирований, охватывая 50-70% их общего числа.

В то же время целый ряд чеченских тейпов (родовых кланов), сохраняя приверженность идее «независимой Ичкерии», не желал открытого военного конфликта с российской властью. Масхадов следовал этой политике вплоть до начала конфликта, но далее мог рассчитывать на сохранение статуса официальной власти ЧРИ и, соответственно, продолжать конвертировать это положение в источник дохода для своего тейпа, контролирующего ключевые нефтяные компании республики, и только на стороне противников российской власти. Под его контролем действовали вооружённые формирования численностью до 20-25% всех боевиков.

Позиции российских войск в Грозном, 2000

Кроме того, значительную силу представляли собой сторонники тейпов, руководимых Ахматом Кадыровым и Русланом Ямадаевым, которые ещё в 1998 году вступили в открытый конфликт с ваххабитами. Они могли опираться на собственные вооружённые формирования, охватывающие до 10-15% всех чеченских боевиков, и во Второй чеченской войне выступили на стороне федеральных войск.

В высшем эшелоне российской власти важные изменения произошли незадолго до начала Второй чеченской войны. Президент России Борис Ельцин 9 августа 1999 года сообщил о назначении на пост главы правительства директора ФСБ Владимира Путина, публично представив его в качестве дальнейшего преемника на своём посту. Для малоизвестного на тот момент Путина вторжение боевиков-исламистов в Дагестан, а затем теракты со взрывами жилых домов в Москве, Волгодонске и Буйнакске, ответственность за которые была возложена на чеченские бандформирования, стали весомым поводом укрепить свою власть за счёт масштабной контртеррористической операции (КТО).

С 18 сентября границы Чечни были блокированы российскими войсками. Президентский Указ на проведение КТО был обнародован 23 сентября, хотя первые перемещения подразделений армии, внутренних войск и ФСБ, включённых в состав группировки федеральных сил на Северном Кавказе, начались как минимум двумя днями ранее.

Тактика ведения боя с обеих сторон

В отличие от чеченской войны 1994-1996 гг., для проведения второй военной кампании в Чечне федеральная группировка намного чаще прибегала к новой тактике, которая заключалась в использовании преимущества в тяжелом вооружении: ракетах, артиллерии, а особенно — авиации, которой чеченские боевики не располагали. Этому способствовал значительно возросший уровень выучки войск, в комплектовании которых удалось добиться минимального привлечения солдат срочной службы. Разумеется, полноценную замену «срочников» военнослужащими на контрактной основе в те годы произвести было нереально, но в большинстве случаев «добровольно-приказной» механизм с договорами на «боевое задание» охватывал солдат-«срочников», уже отслуживших примерно год.

Солдаты Второй чеченской войны

Федеральные войска широко применяли методы устройства различных засад (обычно практикуемые лишь подразделениями специального назначения в виде разведывательно-ударных групп), в числе которых:

    ожидающие засады на 2-4 из возможных путей движения боевиков;
    подвижные засады, когда в удобных для них местах располагались только группы наблюдения, а штурмовые группы размещались в глубине района операции;
    загонные засады, в которых демонстративная атака имела целью выдавить боевиков к месту другой засады, зачастую оборудованную минными ловушками;
    засады-приманки, где группа военнослужащих открыто производила какие-либо действия для привлечения внимания противника, а мины или основные засады устраивались на путях его подхода.

По расчётам российских военных специалистов, одна из подобных засад, располагая 1-2 комплексами ПТУР, 1-3 гранатометчиками, 1-2 пулемётчиками, 1-3 снайперами, 1 БМП и 1 танком, была способна нанести поражение «стандартной» бандгруппе численностью до 50-60 человек с 2-3 единицами бронетехники и 5-7 автомашинами без бронирования.

Чеченская сторона имела в своём составе сотни опытных боевиков, прошедших обучение под руководством военных советников из Пакистана, Афганистана, Саудовской Аравии методам различных диверсионно-террористических действий, в числе которых:

    уклонение от прямых столкновений на открытой местности с превосходящими силами;
    умелое использование местности, устройство засад в тактически выгодных местах;
    нападение на наиболее уязвимые объекты превосходящими силами;
    быстрая смена мест базирования;
    быстрое сосредоточение сил для решения важных задач и их рассредоточение при угрозе блокирования или разгрома;
    использование в качестве прикрытия мирного населения;
    захват заложников за пределами зоны вооруженного конфликта.

Отряд чеченских боевиков

Боевиками широко применялись минно-взрывные устройства для ограничения движения войск и диверсий, а также действия снайперов.

Подразделения и виды техники, использованные в боевых действиях

Начало войны предварялось, подобно действиям армий США и Израиля в сходных условиях, массированными ракетно-артиллерийскими обстрелами и ударами авиации по территории противника, целями которых были стратегические объекты экономики и транспортной инфраструктуры, а также укреплённые позиции войск.

В дальнейшем проведении КТО принимали участие не только Вооружённые Силы РФ, но и военнослужащие Внутренних войск МВД, и сотрудники ФСБ. Кроме того, к участию в боевых действиях активно привлекались части спецназначения всех российских «силовых» ведомств, отдельные бригады ВДВ, в том числе приписанные к Главному разведывательному управлению (ГРУ) Минообороны РФ.

Вторая чеченская война 1999-2009 гг. стала местом опробования армией и спецчастями МВД некоторых новых видов стрелкового оружия, хотя и в относительно скромных количествах. В их числе:

    9-мм бесшумный автомат АС «Вал» со сложенным прикладом;
    9-мм бесшумная снайперская винтовка ВСС «Винторез»;
    9-мм автоматический бесшумный пистолет АПБ с прикладом;
    гранаты РГО и РГН.

Российский военнослужащий

В плане боевой техники, состоящей на вооружении федеральных сил, военные специалисты наилучших оценок удостоили вертолёты, которые, по сути, отражали ещё советский опыт успешных действий в Афганистане. Из числа российских войск, оснащённых эффективно показавшей себя современной техникой, следует также отметить подразделения электронной разведки.

В то же время танки, представленные моделями Т-72 в модификациях АВ, Б, Б1, БМ и небольшим числом Т-80 БВ, достаточно успешно отвоевав на открытой местности, вновь понесли чувствительные потери (49 из примерно 400) в уличных боях при штурме Грозного 1999-2000.